Not Found

Самара

Архитектурный обозреватель Армен Арутюнов — о десяти знаковых модернистских зданиях Куйбышева 1950–1980-х, их ценности и проблемах сохранения.

Градозащитное движение в Самаре имеет свои особенности. Борьба за сохранение культурного наследия в основном разворачивается вокруг дореволюционных памятников, а также советского авангарда и неоклассики. А вот изучением и защитой наследия 1950–1980-х занимаются единицы, в чём можно убедиться даже по малому количеству литературы, посвящённой истории архитектуры этого периода (в тексте приводятся ссылки практически на все существующие издания по теме).

Многим модернистским работам в Самаре уже больше 40 лет, то есть формально они могут быть признаны объектами культурного наследия, но ни общественность, ни госорганы в сфере охраны памятников не обращают внимания на произведения эпохи хрущёвской оттепели и брежневского застоя. В некоторых регионах процесс пошёл. Например, пермский цирк, построенный по аналогичному с самарским проекту, внесён в списки памятников.

В 1950-х в Куйбышев съехались молодые архитекторы из разных городов, в основном выпускники Московского архитектурного института. В условиях смены классической архитектурной парадигмы на модернистскую им пришлось знакомиться с интернациональным стилем по немногочисленным иностранным журналам. А проектируя — каждый раз рисковать: иначе в провинции просто невозможно было реализовать творческие амбиции. Авторские проекты были запрещены или допускались по спецсогласованию в Москве. «Ходила такая шутка: представил ёлку — утвердили палку», — вспоминал самарский архитектор Ваган Каркарьян.

В условиях тотального контроля, жёсткой экономии и обесценивания профессии самарские архитекторы создали не один десяток произведений, которые достойно смотрятся в контексте мировой архитектуры. Сегодня же без надлежащего внимания и охраны произведения советского модернизма перестраиваются и уничтожаются. Среди местных утрат — кинотеатр «Самара» на улице Стара-Загора, на очереди уникальный элеватор на берегу Самарки. В результате реконструкции свой облик потеряли ДК «Звезда», Дом актёра, Областная библиотека, ОДУ, Дом быта «Горизонт» и другие.

Маршрут по городу можно посмотреть по ссылке Google Maps.

ДВОРЕЦ БРАКОСОЧЕТАНИЙ

Адрес: улица Молодогвардейская, 238

Архитекторы: Алексей Герасимов, Ваган Каркарьян

Годы постройки: 1973–1983

1 / 3

2 / 3

3 / 3

О том, что нужно разработать советский обряд бракосочетания и строить храмы нового типа, ещё в октябре 1944-го писал в своём письме правительству начальник Главного управления учебных зданий Комитета по делам архитектуры при СМ СССР Андрей Чалдымов: «Храм — это не театр, не кино, не зал заседаний, а новый тип сооружения государственного значения, торжественно-монументальной архитектуры, с привлечением средств живописи, скульптуры, отражающих великие традиции народа и, в частности, героику Отечественной войны. Храм с его службами должен качественно отличаться от всех культурно-массовых мероприятий, проводимых до настоящего времени. В храме должна быть создана обстановка большой торжественности, серьёзности, сосредоточенности, углублённости».

Идею создать альтернативу церкви с её обрядами со временем взяло на вооружение партийное руководство страны. Первую попытку построить в Куйбышеве дворец бракосочетаний предпринял Ваган Каркарьян. В 1960 году молодой архитектор спроектировал здание на Волжском проспекте между Ярмарочным спуском и гостиницей «Волга», но очередная хрущёвская волна борьбы с излишествами не позволила проект реализовать.

На вторую попытку решились более десяти лет спустя. В 1973 году в статусе главного архитектора «Куйбышевгорпроекта» Карькарьян объявил внутриинститутский конкурс на проект ЗАГСа — заказ поступил от городских властей. Лучшим единогласно выбрали эскиз Алексея Герасимова — беспрецедентно смелое решение для Куйбышева тех лет. Каркарьян, выступавший соавтором проекта, некоторое время сомневался, удастся ли объяснить партийному руководству, что это.

Самарцы прозвали здание теремком, хотя уместнее было бы сравнить его с западноевропейскими модернистскими храмами. Самарский дворец бракосочетаний можно поставить в один ряд с такими произведениями, как Арктический собор в норвежском Тромсё архитектора Яна Инве Ховига (1964–1965). Чтобы избежать согласования проекта в Госстрое, здание оформили как объект бытового обслуживания, пристроенный к двум 14-этажным жилым домам. «Мы проектировали зал торжественной регистрации, а в чертежах писали: „зал для демонстрации мод“, — писал в своей книге „Самара — Куйбышев — Самара, или Три портрета одного города“ Ваган Каркарьян. — Комната жениха и невесты (необходимые для дворца бракосочетаний) назывались примерочными».

Главный объём с залом для торжественных обрядов спроектирован в виде устремлённых друг к другу пилонов. В нём можно увидеть как образ стремящихся друг к другу влюблённых, так и сложенные в молитве ладони. Пилоны облицованы анодированными алюминиевыми листами под золото, что отсылает к отечественным традициям церковного зодчества; в планировке использована форма креста, а витраж из прибалтийского цветного стекла, освещающий зал торжеств (художники Вячеслав Герасимов и Александр Нагнибеда), отличается от церковных аналогов лишь сюжетом. Одним словом, получился самый настоящий храм. Строительство дворца бракосочетаний затянулось на десять лет. Смелый проект никак не повредил авторам, напротив — на Всероссийском конкурсе лучших архитектурных произведений в 1984 году их наградили дипломом II степени.

ЗОНАЛЬНЫЙ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР ОБЪЕДИНЁННОГО ДИСПЕТЧЕРСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ЭНЕРГОСИСТЕМАМИ СРЕДНЕЙ ВОЛГИ

Адрес: улица Полевая, 5

Архитекторы: Алексей Герасимов, Алексей Моргун

Годы постройки: 1972–1980

Ещё одно здание Алексея Герасимова, отмеченное на всероссийском смотре (диплом I степени в 1982 году), стоит почти напротив дворца бракосочетаний. Проектированием Объединённого диспетчерского управления энергосистемами Средней Волги Герасимов занимался вместе с главным архитектором Куйбышева Алексеем Моргуном. На сложном рельефе Полевого спуска авторы не просто построили функциональное здание, отвечающее запросам ОДУ, но и создали архитектурную доминанту с космическим акцентом.

Асимметричная объёмно-пространственная композиция состоит из двух перпендикулярных друг другу параллелепипедов, на пересечении которых возвышается «летающая тарелка» диспетчерской. Использование цилиндра в операционном зале продиктовано округлой формой щита управления. «Дом на опорах, ленточное остекление, большие консольные выносы объёмов, гладкие поверхности стен отвечают основным заповедям модернизма и функционализма», — пишут авторы книги «Космический Куйбышев».

Действительно, на одном из авторских эскизов детали ОДУ отсылают к программной функционалистской работе Ле Корбюзье — вилле Савой, хотя в композиции фасада по улице Полевой скорее можно увидеть родство с конструктивистским Клубом имени Зуева на улице Лесной в Москве. Как и в шедевре Ильи Голосова 1920-х, в самарской постройке прямоугольный параллелепипед с чётким ритмом окон (ленточное остекление не реализовали) в угловой части пронизан цилиндрическим объёмом. Сам Герасимов признаётся, что был против ленточного остекления, а форма и ритм окон навеяны образом перфокарт — в 1970-х их ещё использовали для хранения данных.

В 1993 году архитекторы Алексей Герасимов и Сергей Грахов при участии Дениса Герасимова и Вячеслава Чаркова построили на Чкаловском спуске здание филиала федеральной сетевой компании. Новый объект задумывался как завершение единого архитектурного комплекса ОДУ. К сожалению, одновременно с этим стены диспетчерского управления утратили первоначальный облик: матовую керамическую плитку заменили керамогранитом.

ЦИРК

Адрес: улица Молодогвардейская, 220

Архитекторы: Георгий Напреенко, Саломея Гельфер. Конструктор: Владимир Шемякин

Годы постройки: 1967

Не менее космической выглядит и седловидная форма самарского цирка на углу улицы Молодогвардейской и Маяковского спуска. В 1960-х архитекторы «Гипротеатра» Георгий Напреенко и Саломея Гельфер вместе с конструктором Владимиром Шемякиным разработали проект цирка, который был реализован в одиннадцати городах: Новосибирске, Владивостоке, Уфе, Донецке, Кривом Роге, Перми, Воронеже, Луганске, Харькове, Брянске и Самаре.

Конструкция седловидного перекрытия представляет собой гиперболический параболоид. В 1950-х эту форму впервые применили в проектировании зрелищных сооружений. В частности, архитектор Мацей Новицки и инженер Фред Северуд выстроили в городе Роли Северной Каролины арену с использованием двух пересекающихся параболических арок.

Комплекс самарского цирка состоит из двух построек. В основном здании — для зрителей — располагаются фойе с лестницами, открытые городу благодаря сплошному остеклению фасада, зрительный зал с ареной, гардероб и туалеты. Все административные помещения, в том числе общежитие для артистов и пространство для цирковых животных, вынесены в пристрой к основному зданию арены. Смещение манежа в сторону выхода для артистов позволило существенно увеличить количество мест прямой видимости. Всего самарский цирк вмещает 2 200 человек.

Благодаря расположению на высокой волжской террасе, здание не только является доминантой улицы Молодогвардейской и Маяковского спуска, но и занимает исключительное место в панораме города с реки. Поскольку самарский цирк носит имя Олега Попова, кровлю здания покрыли чёрно-белой шашкой в цвет фуражки знаменитого клоуна. В 2016 году разрабатывался проект реконструкции здания, так что модернистский облик цирка в скором времени может измениться.

ДОМ СОВЕТОВ

Адрес: улица Молодогвардейская, 210

Архитекторы: Алексей Моргун, Ваган Каркарьян, Валентин Черняк

Годы постройки: 1960-е — 1986

Площадь Славы — ещё один модернистский объект на улице Молодогвардейской. Создание нового административного центра города в этом районе обсуждали ещё до войны. В конце 1940-х на Самарской площади по оси улицы Ярмарочной началось строительство монументального сталинского ансамбля, но завершить его не успели из-за хрущёвского постановления «Об излишествах в архитектуре».

В 1965 году был объявлен конкурс на монумент Славы на волжском склоне. Первую премию получил проект куйбышевских авторов (архитекторы Юрий Храмов, Ваган Каркарьян, Михаил Труфанов, художник Георгий Кикин), предлагавших создать мемориальный комплекс с двух сторон Ярмарочного спуска, соединив их переходом. Но в итоге проект мемориала в обход конкурса поручили московскому коллективу (архитектор Андрей Самсонов, скульпторы Павел Бондаренко и Олег Кирюхин). Спуск к Волге был засыпан, в результате чего образовалось обширное пространство площади Славы. На бровке в 1971 году установили 53-метровый монумент из полированного титана. Завершает его фигура рабочего с крыльями в руках.

Архитекторы Алексей Моргун, Ваган Каркарьян и Валентин Черняк начали проектировать на новой площади здание Дома Советов ещё во время строительства монумента. Авторы перебирали разные решения вплоть до откровенной реплики Бостон Сити Холла. И даже рискнули (к счастью, без последствий) переделать окончательный вариант проекта уже после его согласования во всех партийных инстанциях.

«Для того чтобы это крупное сооружение зрительно не подавило вертикаль монумента Славы, авторы проекта пошли на сознательное ограничение высоты Дома Советов и отказались от ранее согласованного и одобренного практически во всех инстанциях проекта Т-образного в плане здания в 10–11 этажей с универсальным конференц-залом, расположенным на улице Молодогвардейской, — писал Ваган Каркарьян в книге „Самара — Куйбышев — Самара, или Три портрета одного города“. — Это решение было принято самостоятельно, без согласования с партийными и советскими органами. Однако никаких оргвыводов не последовало».

Прямоугольное в плане шестиэтажное здание располагается на красном гранитном стилобате. Фасады, облицованные белым мрамором, по всему периметру спроектированы в ордерной системе с чётким ритмом пилонов. Центральный вход смещён в сторону бровки и расположен на одной оси с Вечным огнём. Во дворе построен конференц-зал на 600 мест. Архитектура Дома Советов («Белого дома») в Самаре в целом проста и даже традиционна, но в то же время здание — важная часть комплекса площади Славы и ещё одна доминанта на волжском склоне.

ДОМ АКТЁРА

Адрес: улица Вилоновская, 24

Архитекторы: Николай Красько, Ваган Каркарьян. Художник: Алексей Штейман

Годы постройки: 1965–1973

1 / 3

2 / 3

3 / 3

Участок на улице Вилоновской был выбран для строительства Дома актёра из-за близости двух крупнейших областных театров — Театра оперы и балета на площади Куйбышева и Драматического театра на площади Чапаева. «Трёхэтажное здание явно мало для громадной площади Куйбышева, но оно не затерялось в ней, — писал Алексей Моргун в книге „От крепости Самара до города Куйбышева“. — Выделяются его крупномасштабные, лаконичные формы фасада, противопоставленные дробной деталировке соседних построек прошлого века».

На самом деле спроектированное Николаем Красько и Ваганом Каркарьяном здание — редкий пример бережного отношения архитекторов-модернистов к городской ткани старого города. Фасад Дома актёра резко контрастирует с псевдорусским зданием Духовной консистории и эклектичным Правлением епархии, но в то же время соразмерен им.

Первые два этажа Дома актёра открыты на сквер площади Куйбышева благодаря сплошному остеклению. На первом этаже архитекторы устроили вестибюль и кафе. В первоначальном варианте кафе планировалось в подвальном этаже, но президиум Всероссийского театрального общества это решение не поддержал. На втором этаже располагается фойе, зрительный зал и открытая терраса. Глухая стена третьего этажа решена в виде поднятого театрального занавеса. В правой её части, над центральным входом, размещена чеканная скульптурная композиция работы московского художника Алексея Штеймана.

В начале 2000-х первый этаж Дома актёра реконструировали под ресторан, исказив первоначальный облик здания, а театральные деятели охотнее ходят в подвал, где уже не одно десятилетие работает культовое кафе «Раёк».

ЭЛЕВАТОР

Адрес: Понтонный переулок

Архитекторы: Валентин Смирнов, Николай Дегтярев. Инженер: Михаил Колчин

Годы постройки: 1970-е

Рядом с мостом через реку Самару расположено одно из самых оригинальных зернохранилищ страны — первый в Советском Союзе элеватор вертикального типа. Необходимость строительства крупного объекта для Мукомольного завода и отведённый для этого небольшой участок земли вынудили проектировщиков «Промзернопроекта» придумать нестандартное решение. Архитектор Валентин Смирнов спроектировал элеватор в виде двух цилиндрических башен. Между ними располагаются лестничные пролёты и нория — вертикальный транспортёр. Поступавшее в верхний ярус зерно равномерно распределялось по двум хранилищам.

Согласование проекта в Москве длилось около трёх лет, а построили монолитный элеватор за 30 дней методом скользящей опалубки (этот метод впервые тогда использовали в Куйбышеве). В первоначальном проекте завершающая цилиндрические объёмы корона и окна в ней, как и остекление нории, были продольными, поддерживая и продолжая вертикальный объём устремлённого вверх сооружения.

Валентин Смирнов ушёл из «Промзернопроекта» ещё до начала строительства. При подготовке рабочей документации архитектор Николай Дегтярев изменил первоначальное авторское решение короны и расстекловку нории, упростив и визуально утяжелив и без того бруталистские башни. К тому же строители не смогли сделать опалубку идеально круглой, так что цилиндры зернохранилищ получили форму гранёных стаканов.

В 1970-е элеватор был удостоен медали «Золотой колос» на международной выставке в Чехословакии. Сегодня сооружение не только памятник промышленной архитектуры (пока неофициально), но и важный градостроительный акцент на въезде в центр города через автомобильный мост.

Элеватор на берегу Самарки не используется уже много лет. За последнее десятилетие было несколько идей его приспособления под современное использование. Архитектор Дмитрий Храмов предлагал, например, реконструировать башни под десятизальный кинотеатр. По утверждённому проекту планировки территории на этом месте предполагается строительство жилого дома, повторяющего силуэт зернохранилища.

«РАШПИЛЬ»

Адрес: улица Осипенко, 32

Архитекторы: Александр Белоконь

Год постройки: 1987

1 / 3

2 / 3

3 / 3

Двадцатиэтажное здание на углу проспекта Ленина и улицы Осипенко стало первым монолитным жилым домом, построенным в городе с применением метода скользящей опалубки. Архитектор Александр Белоконь создал три типовых проекта жилых домов башенного типа. Кроме Самары, дома этой серии есть в Минске, Алма-Ате и Уфе.

В доме 152 квартиры, по восемь на этаже. В торцах расположены эвакуационные лестницы. Положение здания на участке обусловлено требованиями инсоляции и градостроительным контекстом — постройка идеально вписалась в ансамбль проспекта Ленина, но при этом дом повёрнут глухим торцом к реке, что ограничивает жителям панорамный вид на Волгу.

«Замечательный пример позднего брутализма, достойный встать в одном ряду с домом на Беговой Андрея Меерсона и зданием аэропорта Шарль-де-Голль-1», — пишут Виталий Стадников и Олег Федоров в книге «81 архитектурный шедевр. Путеводитель по современной архитектуре Самары». Грубая фактура голого бетона и ритм чередующихся балконов напоминают поверхность крупного напильника, из-за чего в народе за домом закрепилось название «Рашпиль».

ОБЛАСТНАЯ БИБЛИОТЕКА

Адрес: проспект Ленина, 14а

Архитекторы: Андрей Гозак

Годы постройки: 1967–1986

1 / 3

2 / 3

3 / 3

Напротив белоконевского «Рашпиля» расположен ещё один памятник модернизма — областная библиотека. C 1930-х главная библиотека области ютилась в ДК Куйбышева. После войны возникла необходимость в отдельном здании. Московский институт им. Б. С. Мезенцева, занимавшийся его проектированием, предложил несколько вариантов размещения. Власти даже приняли решение о строительстве на площади Славы, но затем уступили это место для Дома Советов. В конечном счёте было решено вписать библиотеку в ансамбль строящегося проспекта Ленина с его длинными, размером с квартал, жилыми домами.

«Самой важной для меня работой тогда был проект городской библиотеки города Куйбышева, — вспоминал архитектор Андрей Гозак. — Здание предполагалось возвести на плоском квадратной формы участке, ограниченном с двух сторон стандартными восьмиэтажными жилыми домами. Трём соединённым между собой кубическим объёмам (в двух находились читальные залы, а в третьем — книгохранилище) были приданы достаточно монументальные и одновременно экспрессивные формы, чтобы выделить библиотеку из окружения, подчеркнуть её особую роль в застройке».

Блестящий знаток творчества Алвара Аалто, в самарском проекте Гозак использовал приёмы финского мастера, избежав при этом прямого цитирования. По проекту фасады, отделанные тёмно-синей керамикой, должны были контрастировать со светлыми интерьерами. Дневной свет в залы должен был поступать через стены-витражи, оконные проёмы в эркерах и систему пирамидальных фонарей на крыше.

Библиотека стала ещё одним советским долгостроем тех лет. Её возведение завершили спустя почти двадцать лет и без какого-либо авторского надзора. Проект был сильно искажён. Первоначальная идея инсоляции сохранилась лишь на первом этаже. От фонарей на крыше отказались, вместо частого ритма окон в читальных залах устроили сплошное остекление, а фасад облицевали известняком.

В 2010-е экстерьер библиотеки отделали заново, заменив известняк близким по тону керамогранитом. В результате модернистское здание можно легко принять за какой-нибудь торговый центр на периферии.

ДОМ КУЛЬТУРЫ «ЗВЕЗДА»

Адрес: улица Ново-Садовая, 106

Архитекторы: Юрий Храмов

Годы постройки: 1968–1970

Строить зрелищные сооружения по индивидуальным проектам в 1960-х было запрещено, поэтому возведение «Звезды» оформили как реконструкцию старого ДК завода им. Масленникова. Таким же образом спустя десять лет архитектору Юрию Храмову пришлось оправдывать строительство филармонии на месте модернового театра-цирка «Олимп». Новая «Звезда», построенная напротив знаменитого «серпа и молота» Фабрики-кухни, — не только первая реализованная работа Храмова в Самаре, но и одно из лучших в городе произведений советского модернизма. В ДК размещались концертный зал на 1200 мест с кинооборудованием, танцевальный зал, библиотека и лекторий на 420 человек.

«Это один из немногих объектов 60–70-х годов, где с одинаковой тщательностью проработан интерьер и экстерьер, — пишут Олег Федоров и Виталий Стадников в книге „81 архитектурный шедевр. Путеводитель по современной архитектуре Самары“. — Вся система перетекающих разноуровневых зон с многосветными рекреациями подчёркивает иллюзорность пространственного деления. Чтобы усилить этот эффект, все перегородки сделаны либо стеклянными, либо раздвижными. Лестничные марши тоже максимально облегчены визуально — они без подступенков, на одном косоуре».

В конце 1990-х здание реконструировали. Многие детали интерьеров утрачены. Прозрачное остекление фасада сменили тонированные несоразмерные стеклопакеты, разрушившие концепцию прозрачности ДК и открытости его городу. Позже к фасаду пристроили вертикальный объём с лифтом, ведущим в галерею ресторанов на третьем этаже.

МЕМОРИАЛ ИМ. В. И. ЛЕНИНА

Адрес: улица Ленинская, 142

Архитекторы: Евгений Розанов (руководитель), Алексей Моргун, Всеволод Шестопалов, Евгений Шумов, А. Панферов

Годы постройки: 1970–1980-е

1 / 3

2 / 3

3 / 3

Ленинский мемориал — одно из последних модернистских зданий, построенных в советском Куйбышеве (музей открыли в 1990 году). Институт Мезенцева при участии местных специалистов приступил к проектированию филиала Центрального музея им. Ленина уже после реализации знаменитого комплекса зданий в Ульяновске. Как и на малой родине вождя, в Самаре собирались строить целый ансамбль. Его планировали создать возле дома купца Рытикова (Дом-музей Ленина), где семья Ульяновых прожила три года и откуда революционер отправился в Петербург. Перед центральным входом в Мемориал организовали парадную площадь с памятником молодому Ильичу. Напротив планировалось строительство Дома политпросвещения. Кроме того, ансамбль должен был соединяться с площадью Куйбышева пешеходным бульваром. В результате была реализована лишь часть проекта — Дом политпросвещения и бульвар остались на бумаге.

В отделке Мемориала использован красный кирпич, известняк и стекло. Над первым этажом музея с ленточным тонированным остеклением нависает основной объём здания, облицованный известняком. Волнообразные белые стены напоминают развевающиеся на ветру знамёна. Под «знамёнами» по всему периметру располагаются тематические барельефы, изображающие достижения страны и счастливых граждан, «идущих верной дорогой» (художник Алексей Штейман, скульптор Евгения Штейман-Деревянко). С улицы Ленинской во всю высоту глухого объёма встроен стеклянный витраж, через который посетители могут увидеть дом Ульяновых и воссозданный вокруг него квартал старой Самары.

Все хозяйственные и административные постройки вынесены за пределы мемориала и выполнены из красного кирпича. Лестничные блоки и технические помещения выстроены из этого же материала — они пронизывают здание изнутри и завершаются венчающим его массивным треугольным фонарём. В 1990-е в мемориале разместился историко-краеведческий музей имени Петра Алабина. При замене вывески высеченную в известняке надпись сбивать не стали. Нынешнее название музея висит поверх старого — то ли музейщики пожалели деталь, то ли подумали, что она ещё может пригодиться.

Текст и фотографии: Армен Арутюнов